Повзрослели они до поры

У детей война отнимает самое ценное и дорогое – детство. Беды и страдания заставляют ребенка рано повзрослеть. Порой слишком рано.

Отголоски войны чувствовались даже в тех местах, где было практически не слышно взрывов и стрельбы. Война затронула все места нашей необъятной Родины. Кажется, она не забыла никого. Каждый, кто был рожден в эти годы, прочувствовал на себе тяжести той жесткой жизни. Это хорошо понимаешь из беседы с уроженкой села Колесниково Валентиной Ивановной Серебряковой (Якимовой) .

— Родилась я в селе Колесниково в 1935 году, —  рассказывает она. — В Серебряковасемье было 6 детей. Началась война. Отца забрали на фронт. Жить стало тяжело. Власти увели с подворья корову, взамен дали мешок муки и козу.

Питались, чем придется. Собирали колоски в поле. Мама варила похлебку из травы, мы ее называли пестрянка и козловка. Помню, училась я во 2 или 3 классе, мама сварила похлебку из этой травы, мы все наелись. Мама ушла в поле работать, а я — в школу. Учительница вызвала меня читать к доске, смотрю в книгу и ничего не вижу, посмотрела на ребят: все плывет перед глазами. Я заплакала, закрылась книжкой. Учительница сказала, чтобы я села на место. На ощупь кое-как дошла до парты, села. Уткнулась в книжку и проревела до конца урока. После урока ко мне подошла учительница и спросила: «Что случилось?». Я ответила: «Я ослепла, ничего не вижу». Учительница посмотрела на меня и заметила, что у меня изменился цвет глаз. Мы пошли к директору школы. Она дала 2-х девочек, и они свезли меня в тележке к врачу. После внимательного осмотра врач сказала, что надо отпаивать меня парным молоком. А коровы-то у нас в это время не было. Вечером с поля под руки привели маму, она тоже ослепла. Но мир оказался не без добрых людей. Вечером нам понесли парное молоко, кто сколько мог, кто «чеплашку», кто кружку. Через некоторое время наше зрение восстановилось. Оказалось, что, когда мама собирала траву, вместо пестрянки сорвала другую, похожую на нее травку.

Жили очень голодно. Весной, когда только сходил снег с полей, мы с мамой водружали ведра за спину и шли в поле за прошлогодней картошкой. Ноги утопали по колено в грязи. Мама меня вытащит, а сама увязнет. Кое-как наполним ведра картошкой и идем к речке, промоем её, чтобы дальше идти было легче. А дома мама картошку истолчет и настряпает нам вкуснейших лепёшек.

Закончилась война. Папа вернулся в село. Однажды он рассказал нам о таком случае из военной жизни.

Они с другом были связистами. Тянули телефонную линию и попали под бомбёжку. Их  засыпало землёй. У папы на поверхности осталась видна одна рука, а у его друга – нога. Папу отыскали быстрей, разрыли, спасли ему жизнь, а друга спасти не успели, задохнулся. Папа очнулся только в госпитале, у него была сильная контузия.

После войны тоже жилось не легче. Питались лебедой, пекли из нее лепешки. Семена её покупали на базаре. Пуд семян лебеды стоил 500 рублей. Помню, мама посылает папу на базар на последние деньги купить лебеды, а он долго упирается, но деваться некуда, едет, надо же что-то есть. Одна бабка так нахваливала свою лебеду, что папа не устоял и купил у неё. Мама сразу развела тесто, настряпала нам лепешек, мы наелись и всей семьей отравились. Лебеда оказалась очень горькой, непригодной для еды. Немного поправившись, мама отправила отца с этой лебедой на базар. Долго отец упирался, ему стыдно было продавать эту непригодную для еды лебеду, но она была куплена на последние деньги, голодала вся семья. С трудом продал он эту лебеду, а потом недели две не мог ни спать, ни есть, все переживал за тех, кто её купил.

Шли 50-е годы… Деревенская жизнь никогда не была легкой. Работали мы в 3 смены, с раннего утра до позднего вечера, — продолжает рассказ  Валентина Ивановна. Помню, как-то утром с девчонками пришли в поле, работать. Одна говорит: — Я сегодня 2 часа успела поспать. Вторая хвалится: — А я 1,5 часа. А ты, Валя, почему молчишь? Я отвечаю, что некогда мне было спать, мы со свекровью в огороде всю ночь проработали.

Трудились в колхозе в основном женщины и дети. Из мужчин с нами работали два деда, одного из них звали Захар, и были еще Степан Иванович Пастухов, Владимир Кузьмич Аверин и Василий Казанцев. Вот и все мужики.

На тракторах работали мальчишки. Я на плуге регулировала глубину пашни. Однажды во время работы моя нога соскользнула с подножки и её зажало, а трактор продолжает работать. Кричу трактористу, чтобы остановился. Он перенес меня в кабину и повез к нашей поварихе Наталье. Нога моя к тому времени сильно распухла, уже и в лапте не помещается, веревки в ногу врезались.  Отправили меня в районную больницу. С тех пор моя нога, нет-нет, да и напомнит о себе.

Валентина Ивановна опустила глаза и умолкла. Было видно, как нелегко ей вспоминать те тяжелые времена, на которые прошлись ее детство и юность.

Сейчас  Валентина Ивановна живет у сына в селе Колесниково, ей 84 года, у нее 2 детей, 7 внуков и 7 правнуков.

С. Мосалева.