Этих дней не смолкнет слава

70-летие Великой Победы в годы Великой Отечественной войны, отмечаемое в нынешнем 2015 году, буквально всколыхнуло всеобщее чувство патриотизма, наполнило нашу жизнь особой любовью к Родине, своему народу, пробудило потребность глубже познать свои корни, героическую историю своей страны не только в годы освобождения от фашизма, но и другие страницы не менее героического прошлого России.

буторинПобедные юбилейные залпы не приглушили интереса к этой теме. И в нашем районе немало людей – патриотов своего края, которые не за деньги и не по долгу службы, а по велению сердца, в свое личное время ведут кропотливую поисковую работу, пополняя страницы истории новыми фактами. Один из них — это Андрей Буторин, начальник отдела ГО и ЧС администрации района, секретарь исполкома местного отделения партии «Единая Россия». Совсем недавно глава района С.Н.Русинов поздравил Андрея Владимировича с награждением Почетной грамотой от правления Удмуртского регионального отделения Российского общества истории и архива за пропаганду исторических знаний, вклад, сохранение и популяризацию архивных документов, воспитание подрастающего поколения в духе патриотизма.

Сегодня мы знакомим еще с одним исследованием Андрея Буторина. Оно о героическом прошлом военного крейсера «Рюрик», с трагической судьбой которого перехлестнулась и судьба нашего земляка – чегандинца Тимофея Санникова.


Комендор Санников с легендарного крейсера «Рюрик»

Во славной истории русского флота едва ли был подвиг, равный геройской гибели крейсера «Рюрик»…

(Из воспоминаний отца Алексия, священника крейсера «Рюрик»).

Как много славных и героических страниц в военной истории России, и как много в ней несправедливо забытых эпизодов и сражений. За последнее время в сети интернет наблюдается небывалый рост патриотического подъема к исследованию военной истории страны. Благодаря энтузиастам выявлен, переработан и оцифрован огромный пласт архивных документов, научной литературы, а их материал представлен на всевозможных исторических сайтах и форумах. Воспользовавшись этими базами данных, нам удалось пролить свет на судьбы некоторых наших земляков, которых по праву мы можем считать героями.

крейсер

Броненосный крейсер «Рюрик».

Для всех нас с вами героизм военных моряков ассоциируется с подвигом крейсера «Варяг», при этом мы забыли о героической гибели «Рюрика». Между тем подвиг экипажа последнего схож с подвигом «Варяга», а по накалу боя и трагизму ситуации даже превзошел его. Наместник Его Императорского Величества адмирал Е.И. Алексеев впоследствии назвал подвиг крейсера «Рюрик» «много выше Варяжского».
Рано утром 14 августа (1 августа по старому стилю) три русских крейсера из Владивостокского отряда — «Россия», «Рюрик» и «Громобой» — в Корейском проливе встретились с японская эскадрой, состоящей из 4 крейсеров. Японцы превосходили в численности, артиллерии, скорости и прочности брони. В ожесточенном бою «Рюрику», шедшему концевым, пришлось тяжелее всех. Именно на нем японцы сосредоточили основной огонь.
После двухчасового боя на «Рюрике» вражеским снарядом было повреждено рулевое, а кормовые отсеки затоплены через зияющие пробоины, команде то и дело приходилось тушить возникающие кругом очаги пожаров. Аварии не подвергались исправлению, и корабль теперь мог лишь описывать неправильные циркуляции, регулируя их радиус работай машин. Крейсеры «Россия» и «Громобой», сами получив увечья, пытались облегчить его участь, прикрывая собой, а затем стали отходить на север, надеясь отвлечь от «Рюрика» японцев. Но к несчастью в это время подошли еще два японских корабля и сходу вступили в бой.
Истерзанный в ходе неравного боя, оседающий в море кормой, окутанный паром из разбитых котлов, «Рюрик» казался японцам легкой добычей. Они надеялись захватить его. Однако возглавивший крейсер после гибели командира и старших офицеров младший артиллерийский офицер лейтенант Константин Иванов и оставшиеся в живых офицеры и матросы флаг спускать не собирались. Они стояли насмерть. Вот как вспоминал о тех минутах боя священник крейсера «Рюрик» отец Алексий: «… Матросы бились самоотверженно, получавшие раны после перевязки шли снова в бой. проходя по верхней палубе, увидел матроса с переломленной ногой, едва державшейся на коже и жилах, я хотел было перевязать его, но он воспротивился: «Идите, батюшка, дальше, там много раненых, а я обойдусь», — с этими словами он вынул свой матросский нож и отрезал ногу… Снова проходя это место, я увидел того же матросика: подпершись какой-то палкой он наводил пушку на неприятеля… На верхнем мостике происходило что-то ужасное: все сигнальщики, дальномерщики были перебиты, палуба полна трупами и отдельными оторванными частями человеческих тел…».
Когда орудия «Рюрика» вышли из строя, японцы пошли на сближение. Экипаж русского крейсера внезапно предпринял отчаянную попытку таранить их ближайший корабль, а по крейсеру «Идзумо» была выпущена торпеда из единственного уцелевшего аппарата. Но ни таран, ни торпеда не достигли своих целей.
Отпрянув назад, японцы снова открыли огонь. К их эскадре подходили и присоединялись новые корабли. К концу схватки их было 14 против одного. После пятичасового боя («Варяг», для сравнения, только час участвовал в бою) «Рюрик» был превращен в груду искореженного железа и только чудом держался на плаву. К неподвижному крейсеру вновь стали приближаться японцы. Перед лейтенантом Ивановым встал трудный выбор – либо гибель, либо плен. Он вспоминал: «Очевидно, что крейсер был обречен на гибель или пленение. Только одна мысль, что окруживший нас противник из 14-ти вымпелов постарается овладеть нами (как ценным моральным призом) заставляла возможно быстрей принять какое-то решение… Не теряя времени я отдал приказ мичману … взорвать минное отделение крейсера с боевыми зарядными отделениями мин…». Но взорвать «Рюрик» не удалось, так как под рукой не оказалось подрывных патронов, тогда было решено открыть кингстоны и затопить крейсер. На корабле началась срочная эвакуация за борт раненых и уцелевших членов экипажа.
Спустя какое-то время броненосный крейсер русского флота «Рюрик» с поднятым Андреевским флагом скрылся под водой. Спасшиеся матросы около полутора часов находились в воде, прежде чем были подобраны японцами. За проявленное мужество в бою 14 августа весь выживший экипаж крейсера «Рюрик» был представлен к наградам. К сожалению, до сих пор нет точных данных по погибшим и раненым команды. По материалам Википедии экипаж «Рюрика» состоял из 796 нижних чинов и 22 офицеров. Во время сражения 193 моряка погибло и 229 получили ранения. Среди офицеров — 9 погибло и столько же было ранено. Если сравнивать с «Варягом», то по данным той же Википедии, его потери составили: 35 матросов убиты и 85 ранены, в офицерском составе – 1 убит, 6 ранены.
В числе убитых нижних чинов на «Рюрике» значился сигнальщик Машковцев Михаил Васильевич, уроженец с.Большая Норья Сарапульского уезда.
Скорее всего героическая гибель «Рюрика» также бы миновала и мое внимание, как миллионов наших граждан, если бы не одно обстоятельство – среди героического экипажа крейсера находился наш земляк, Тимофей Степанович Санников. Последние три месяца я по крупицам собирал информацию о его судьбе. Не раз встречался с внуком героя — Санниковым Сергеем Владимировичем, жителем с.Вятское. Мне удалось получить из Российского государственного архива ВМФ копию карточки военнопленного Тимофея Степановича. Большой удачей считаю то, что смог связаться с автором двух книг о «Рюрике» Николаем Пахомовым, который благодушно поделился своим материалом. В результате получилась вот такая краткая биография.
Санников Тимофей родился в 1876 г. (по другим данным в 1874 г.) в с.Чеганда. О довоенной жизни его ничего не известно. По достижению призывного возраста (21 года) был призван на действительную службу в Российский императорский флот. Полагаем, что датой призыва является 1897 г. Призвавшись на флот, Тимофей был определен на должность комендора (матроса-артиллериста). На тот период комендоры начинали службу на Балтике в учебно-артиллерийском отряде. Учились, сдавали экзамен и по его результату их производили в звание комендора 1 или 2 разряда. На какой корабль после обучения был направлен наш земляк, пока выяснить не удалось. Можно лишь предположить, что демобилизовался Санников Тимофей в 1903 г., так как служба на флоте длилась 6 лет.
С началом войны с Японией (9 февраля 1904 г. по новому стилю) Санников Т.С. попадает под мобилизацию. В качестве комендора его назначают на крейсер «Рюрик», куда он и прибыл 9 апреля 1904 г. В неравном бою 14 августа 1904 г. в Корейском проливе, находясь на линии огня вражеских орудий, ему удалось не только выжить, но и уцелеть, не получив телесных увечий. После пленения, 24 августа того же года определен в лагерь для русских военнопленных в г. Химедзи. По воспоминаниям Сергея Владимировича, внука нашего героя, его дед был крупного телосложения и в японском плену ему долго не могли подобрать одежды нужного размера. Так что приходилось обматывать себя, чем придется.
За бой 14 августа Тимофей Степанович был награждён Знаком отличия Военного ордена (в Первую мировую войну стал называться Георгиевским крестом) IV степени №178422. В представлении к награде Санникова Т.С., написанном лейтенантом К.П.Ивановым, значится: «Не покидал своё орудие пока орудие не было совсем выведено из действия. Своей молодецкой работой подавал пример и ободрял прислугу».
После плена Тимофей вернулся в родное село и стал заниматься земледелием. Известно, что он был женат на Анне Никитичне, 1881 г.р. (дата венчания пока не выявлена, вполне вероятно, что это могло произойти еще до войны). По воспоминанию Сергея Владимировича, у деда было четверо детей: 2 сына и 2 дочери. Сын Григорий ушел на фронт в октябре 1941 г., в январе 1942 г. пропал без вести. Сын Владимир также был на фронте с 1941 г. (лейтенант, комвзвода). В битве за Москву получил тяжелое ранение, был награжден орденом Красной Звезды. Вернувшись с войны, работал в системе образования. Умер и похоронен в с.Вятском.
Дочь Паня вышла замуж за Кетовова Степана и переехала жить в Дербешку. Дочь Александра местом жительства выбрала г.Бирск.
Нам много еще что нужно узнать о судьбе Тимофея Степановича, к примеру, воевал ли в Первой мировой или гражданской войнах? Как встретил Советскую власть? Предполагаем, что он не приветствовал коллективизацию, так как до конца своих дней так и не вступил в колхоз, а вел единоличное хозяйство. Дополнительным заработком в период навигации, по словам внука, была работа бакенщиком на р.Кама.
По воспоминаниям родных, у Тимофея Степановича всегда наворачивались слезы на глаза, когда звучал вальс «На сопках Манчжурии». Подобная сентиментальность говорит о том, что комендор с броненосного крейсера «Рюрик» до конца прожитых дней вновь и вновь вспоминал и душевно переживал войну и японский плен. Да и работа бакенщиком была выбрана, очевидно, неспроста – видимо тосковал по морю.
Умер наш герой 16 июля 1935 г. Официальной причиной смерти считается воспаление почек, но по воспоминанию родных, их дед утонул в р.Кама во время обслуживания бакенов. Взяв во внимание обе версии можно допустить, что во время обслуживания бакенов у Тимофея Степановича опрокинулась лодка, и он какое-то время находился в воде, получив переохлаждение. В дальнейшем это отразилось на его здоровье и он умер от воспаления почек. Но не мог рюриковец утонуть в реке, когда 14 августа 1904 г. полтора часа находился на плаву в Корейском проливе.
Жена Тимофея, Анна Никитична, после смерти мужа жила в с.Чеганда, но когда сына Владимира перевели работать директором в Вятскую школу, переехала жить к нему и стала работать учителем. Я могу, конечно, ошибаться, но думаю, что учителем она работала и в Чеганде. Умерла Анна Никитична 9 марта 1949 г. в возрасте 68 лет.
Вот такая славная и одновременно печальная судьба простого парня из глубинки. Очень жаль, что мне так и не удалось отыскать его фотографии, да и информации собрано, если честно, ничтожно мало. Если у нас в районе есть люди, знающие о Тимофее Степановиче что-то еще, прошу поделиться материалом.

Эпилог

команда

Команда крейсера «Рюрик» (весна 1904 г.).
Где-то среди этих матросов стоит и наш земляк — Санников Т.С.

Во время беседы с Сергеем Владимировичем, он мне поведал одну трогательную историю: «Я помню как в один прекрасный день отец повел меня к р.Кама. Подвел к обрывистому берегу и указал рукой на речную гладь, потом посмотрел мне в глаза и сказал: «Сережа, твой дед, Тимофей Степанович, в Русско-японскую войну воевал на крейсере «Рюрик». Сын, дай мне слово, что ты пойдешь по его стопам». И Сергей сдержал слово, посвятив свою жизнь гражданскому речному флоту, дослужился до капитана, получил отличника речного флота РСФСР.